Поллан М. Дилемма всеядного | Рецензия

Книга Дилемма Всеядного Майкл Поллан Рецензия

Книга «Дилемма всеядного» с разбором трех пищевых цепей человека: промышленной, пастбищной и цепи охотников и собирателей. Стоит ли эта она чтения спустя 16 лет после своего первого издания?

Поллан М. Дилемма всеядного: шокирующее исследование рациона современного человека. М.: Эксмо, 2017. 512 с.

Я должна признаться: мне не хотелось читать эту книгу. Отчасти — из-за года издания. Первое издание вышло еще в 2006 году. И тут я переживала не столько из-за того, что информация могла устареть, сколько из-за того, что там не окажется ничего любопытного. Все же за эти годы информация о еде росла в геометрической прогрессии.

Отчасти меня отталкивал подзаголовок. Не хочу больше шокироваться.

Частично мои опасения подтвердились, частично — нет.

Поллан пытается исследовать рационы, доступные современному человеку, через призму дилеммы всеядного. Съесть что-либо, и, возможно, умереть. Или не съесть, и, возможно, тоже умереть ) Выбор, который стоял перед нашими предками, по-прежнему стоит и перед нами. Но в каком виде?

Книга «Дилемма всеядного» состоит из трех частей, каждая из которых посвящена отдельной пищевой цепи.

Первую цепь автор назвал промышленной

И здесь он пытался проследить путь от поля с кукурузой до обеда в Макдональдс. Вероятно, именно эта часть должна была шокировать, но за эти годы о всех прелестях пищевой индустрии не только активно писали, но даже сняли пару фильмов. Видимо, чтобы нас окончательно зашокировать.

Дешевая кукуруза — основа основ пищевой индустрии США. И дело не в том, что ею кормят животных, которые в норме ее есть не должны (и даже плотоядных рыб).

Дело в химических преобразованиях, в результате которых можно получить не только пресловутый кукурузный сироп с высоким содержанием фруктозы, но и лимонную кислоту или ксантановую камедь. А тут мы плавно перетечем от зерна кукурузы к переработанному продукту с высокой добавленной стоимостью.

Первую часть я бы назвала «проблемной». Тут целая плеяда всевозможных кошмариков современного мира: загрязнение окружающей среды, истощение почвы, социальная несправедливость, проблема ожирения, разорение фермерских хозяйств, ухудшение здоровья и так далее и тому подобное. Шок и трепет, короче.

Вторая часть — пастбищная пищевая цепь

Здесь Поллан рассматривает все, что хоть как-то пытается дистанцироваться от промышленной пищевой цепи. Но, что важно, не всегда по методам, а скорее по идеям, которым они служат.

Поэтому тут оказывается так называемая «большая органика», которая уходит в промышленное производство, хотя все еще служит, а не только декларирует, другим целям. По крайней мере, на 2006 год )

Но тут же оказываются и те, кто называет себя «заорганикой», или «местными продуктами», или еще как-нибудь, пытаясь дистанцироваться уже от большой органики. В основном все вертится вокруг образцово-показательной фермы, которая, возможно ли это, является практически самодостаточной.

Это самая любопытная для меня часть книги. Организация фермы а-ля натюрель, так, чтобы внутри получился замкнутый цикл, который не приводит к избыточной эксплуатации окружающего пространства, но при этом производит продукты, имеющие вкус, это ли не цель целей?

Вот один из замкнутых минициклов: коров перегоняют с пастбища на пастбище каждый день. Буренки получают свежую траву, сама трава — возможность восстановиться, а участок — множество лепешек. На третий день на это место приезжают куры, которые охочи до личинок мух. В результате куры получают много белка, а ферма естественным образом сокращает поголовье мух и экономит деньги на корме. Занимательно? И как это отличается от выращивания кукурузы, которая невозможна без закупки семян и азотных удобрений. 

Пищевая цепь собирателей и охотников

В третьей части помимо собственно самой цепи, много философских и около того рассуждений о роли инстинктов, кулинарии в их регулировании, табуировании, обычаях и культуры в целом. Даже Руссо с Аристотелем приплел. И даже, простигосссподя, Канта.

Обычно я спокойно отношусь к философии, но в третьей части ее многовато. Все эти отношения человека и природы, человека и морали, жизни и смерти напоминает мне разговоры на кухне. С одной стороны, в философии все это, конечно, есть, с другой стороны, ты берешь все эти материи и пытаешься приложить к своей обычной жизни как драный подорожник.

Также можно насладиться рассуждениями о правах животных, их страданиях и нашем моральном праве и долге по отношении к ним. И вся эта почти бесконечная тягомотина — отражение душевных страданий автора, который решился охотиться на дикую свинью.

С одной стороны, я разделяю терзания Поллана. Меня бы бомбило еще похлеще. Но эта какая-то достоевщина. 

Хотя было любопытно с гастрономической точки зрения почитать про званый обед, который автор устроил из результатов своей охоты и собирательства.

***

И что в сухом остатке? Поллан очарован лесной пищевой цепью, но считает ее нежизнеспособной. А промышленную пищевую цепь — нецелесообразной. 

А дилемма пещерного всеядного переродилась в дилемму всеядного постиндустриального. Только вместо органов чувств и накопленного опыта мы используем рекламу, маркетологов, минздравы и местных гуру для того, чтобы понять, что же нам можно съесть. И, возможно, не умереть.


Дружить можно в телеграм. Там еще больше о еде и поисков, как же нам питаться так, чтобы сразу и всем!

Еще интересных книг:

Скотт. Против зерна. Рецензия
Скотт. Против зерна
Книга Не сдохни Грегер
Грегер. Не сдохни

Author: Oxana Tokaeva